На привале[Рассказы] Замок горных духов

Замок горных духов - рассказ

Анегдоты, походные байки, мифы и легенды, книги и фильмы о тайге.
Правила форума
FAQ - Часто задаваемые вопросы | Как вставить картинку или файл | Как вставить видео в сообщение | Публикация сообщений | Благодарность за сообщение

| Удобное размещение фотографий в теме.

| Как разместить фотографии залитые в альбомы Picasa или Яндекс-Фотки в сообщении на форуме

Прежде чем задать вопрос, воспользуйтесь поиском - возможно, что такая тема уже есть на форуме. За нарушение правил вопрос может быть удален без объяснения причин.
Аватара пользователя

Автор темы
DEV
Админ
Админ
Сообщения: 256
Зарегистрирован: 11 окт 2012, 04:11
Откуда: Бийск
Благодарил (а): 35 раз
Поблагодарили: 21 раз

[Рассказы] Замок горных духов

Сообщение DEV » 08 апр 2018, 03:42

Автор: Петр Аков
Рассказ

---------------------------------------------------------------------------------

По одной из легенд Горного Алтая тот, кто проведёт ночь в «Замке горных духов», сойдет с ума. Вымысел это или нет, достоверно не известно. Те же немногочисленные группы туристов, которые поднимаются на горное плато, где и находится данное место, не рискуют оставаться там на ночь. Сам вид этого «Замка» и абсолютная тишина, царящая вокруг, навевают тревогу на всех, кто доходит до него, с целью проверить правдивость этой легенды. После этого, даже самые отважные соглашаются поискать для ночлега другое место. Иногда, даже рядом с «Замком», но никогда у его подножия.
Андрей Захаров предложил своим товарищам и, одновременно коллегам по работе, Сергею Бойцову и Вадиму Ушакову отправиться к этому «Замку» в отпуске, летом 2010 г. Сергей, услышав легенду, раздумывал пару дней и согласился. Вадима пришлось долго уговаривать как, впрочем, и в любом другом деле.
- Андрей, ты что, забыл уже про Лёху? – сразу же возразил ему Вадим, как только услышал, что они планируют поход к какому-то таинственному месту, где люди сходят с ума.
- А что с Лёхой? – насторожился уже согласившийся Сергей.
- Что с Лёхой? – наигранно взволнованно переспросил Вадим. – Он отправился с друзьями в какую-то аномальную зону в Удмуртии и больше ни его, ни его друзей не видели.
- Что значит «не видели»? Какая зона? При чём тут Удмуртия и кто такой Лёха? – Сергей открыл от волнения рот, обнажив мелкие мышиные зубы.
- Вадим, не гони коней, – отрезал Андрей. – Серёга, у нас работал один парень из Удмуртии. Лёха звали. Всё рассказывал про какую-то аномальную зону у них в Удмуртии. Летом где-то… Когда это было Вадим?
- В 2007-м, – недовольно ответил тот.
- Да, летом 2007-го Лёха поехал домой к родителям и больше не вернулся сюда. Наше руководство потом как-то узнало, что он и несколько его друзей отправились как раз в эту аномальную зону и пропали. Их так и не нашли, насколько мне известно. Но Вадим, – Андрей сменил безалаберный тон на рассудительную речь, – то куда планируем мы, это совсем другое. Там нет никакой аномальщины. Я уже там два раза был и как видишь, стою перед тобой. Мы не собираемся приключений искать. Просто прогулка в горы. Ты был когда-нибудь в горах?
- Нет, ни разу, – Вадим помотал головой и опустил глаза.
- Ну вот, когда ещё у тебя будет возможность вот так попасть в горы, – резюмировал Андрей.
Вадим согласился отправиться в Горный Алтай исключительно под неистовым напором Сергея, который шёл в горы так же, как и он, в первый раз, и твердым заверением Андрея, что такой бесконечной тишины и умиротворения, он не найдет нигде, кроме как на горном плато. После недолгих сборов, они совершили перелет из Нижнего Новгорода до Барнаула, где жили родители Андрея, а оттуда, на машине, пересекли границу с Республикой Алтай и въехали в «страну гор».
Путь к плато для Вадима был трудным. Футболка пропиталась потом, дыхание становилось всё тяжелее. Особо крутые подъёмы давали повод оправдать самого себя, бросить дело и уговорить Сергея повернуть назад. Останавливал Андрей, который медленно, но непреклонно, как одержимый, шёл и шёл. Перед ним не хотелось показывать слабости, особенно в такой ситуации, где многое зависело от воли и упорства. Вадим не хотел проиграть Андрею и этот бой. Лесные тропинки, исчезающие в чаще, монументальная величественность кедров и отсутствие городской суеты, волей неволей погружали Вадима в размышления и мысленно возвращали его к ситуации, когда именно Андрей стал причиной «удара в сердце» весной прошлого года.
Бросив взгляд на растрёпанные русые волосы Андрея, всегда раздражавшие Вадима своей взъерошенностью, он вспомнил Наташу – свою бывшую девушку, которую он хотел видеть женой. Она была такая же неугомонная, как и Андрей, всегда куда-то спешила, неслась, но, в отличие от него мало что успевала. Наташа «разбила ему сердце», после того как он узнал об её измене. Со дня расставания прошло уже более года, но он помнил всё до мельчайших подробностей.
В тот день он вернулся из двухдневной поездки в Москву. Наташа молча встретила его и пошла на кухню, разогревать еду. По её внешнему виду Вадим понял, что она чем-то раздражена, но решил сразу не начинать разговор, а немного выждать. Накрыв стол для одного, Наташа подошла к окну и повернулась к Вадиму спиной, когда он зашёл на кухню. Он сел за стол, взял в руки столовый прибор и посмотрел на её силуэт в проёме окна. Она продолжала молчать. Вадим покрутил в руке вилку и почувствовал, как между ними стало нарастать напряжение. Не выдержав неловкости молчания, Наташа ушла в комнату. Положив вилку, Вадим решил повременить с едой и, понурив голову, нерешительно пошёл вслед за ней. Зайдя в комнату, он ещё какое-то время тихо смотрел на неё, а затем, пригладив и без того короткие волосы, еле слышно нарушил молчаливое противостояние.
- Наташа, что у тебя случилось?
- Ничего, всё в порядке.
- Наташ, я же вижу, что не всё в порядке. Я пришёл, а ты не такая, как обычно… слова до сих пор не вымолвила.
- Не такая, как обычно!? А какая я обычно?
- Наташа, только не надо повышать голос. Ты можешь объяснить, что произошло? Что я не так сделал?
- Что не так сделал!? Вадим, а что ты сделал, так как надо?
- Да что случилось? Ты можешь объяснить толком, без истерики?
- Без истерики!? Да ты сам меня доводишь до истерики. Сколько мы вместе, Вадим? Три года. И сколько ты мне обещаешь, что «сделаешь меня счастливой»? Три года, правильно. Я уже устала ждать, Вадим, устала от твоих: «Скоро всё будет». Я всё ждала, когда ты мне сделаешь предложение. Но видимо никогда. Ан-н-н…, – не закончив фразу, она на долю секунды округлила глаза и тут же, повышая тон и ускоряя темп речи, продолжила, – правы люди, что говорят, что с тобой я полжизни буду ждать, когда ты решишься на брак, а потом всю оставшуюся жизнь буду нянчиться с тобой.
- Какие люди?
- Неважно. Тебя это не касается.
- Как это не касается!? Наташа…
- Вадим, мы расстаемся! … Я ухожу от тебя!
- ЧТО!?
- Вадим, я так больше не могу. Понимаешь? Я не могу ждать тебя вечно. Я хочу замуж, хочу семью, хочу детей… А ты, за столько лет, даже не предложил мне замуж, – уже спокойно, без тени упрёка, но с ноткой разочарования сказала она.
- Наташа…
- Вадим,… пожалуйста, если ты желаешь мне счастья, не держи меня, и я буду тебе благодарна всю жизнь, – проникновенно закончила она и от всего сказанного, Вадим почувствовал вину.
Он не стал держать её и отпустил. Наташа не сказала, уходит она к кому-то конкретно или уходит только от него, но он догадывался, что женщины редко уходят не к кому-то. Так было и в этой ситуации. Сразу же после их расставания, Наташа стала жить с Андреем Захаровым, а буквально через несколько месяцев он узнал, что они женятся.
С чувством злости и стыда он жил до второго удара. Именно стыда. Он помнил их разговор с Наташей, и помнил, как она осеклась, лишь начав говорить, что, по словам кого-то, она полжизни будет ждать его и нянчится с ним. Он понял, что она хотела сказать «Андрей», начав с «Ан…», но осеклась и сослалась на неопределённых людей. Он не сомневался, что именно Андрей, его товарищ и коллега по работе, подмыл почву их отношений с Наташей. А то, как раздражённо она вела себя в начале разговора, без какого-либо повода, красноречивее слов говорили ему, что агрессией она пыталась скрыть свою вину перед ним. «Вину в чём? – спрашивал он себя и отвечал. – Конечно же в измене». Он был уверен, что пока он был в Москве, Андрей и Наташа стали близки, и естественно по инициативе Андрей, иначе она была бы спокойна в разговоре с ним, не чувствуя за собой вины. Он понял, что Наташа изменила ему. Стыд заливал его впалые щёки багрянцем, и он же поддерживал видимость товарищеских отношений с Андреем, чтобы на работе не знали, как тот поступил с ним. Андрей, исходя из поведения Вадима, считал, что он не считает его виноватым в разрыве отношений с Наташей. Но Вадим всё знал и лишь нежелание публичного позора, сдерживало его.
Уязвлённая гордость, породила злобу, которая медленно сжирала его изнутри, как червь яблоко. Прорвавшийся гнев, Вадим запирал в своём сердце, не давая ему выхода в словах и действиях. Но в мыслях он постоянно прокручивал сцены того, как бы он поступил с Наташей. Они были ужасны. После того как он встретил второй удар, всё поглощающая ненависть охватила его.
Но здесь в горах, ему было хорошо и свободно, впервые за многие месяцы. Всех тридцати четырех лет его тусклого существования как будто и не было. Был только момент жизни здесь и сейчас, а всё остальное было неважно.
Воспоминания и ощущения прервал Андрей, сказав, что они дошли до Каракольских озёр и необходимо сделать привал. Скинув рюкзаки, нарезав хлеб и колбасу, все молча принялись за еду. Лица у всех были уставшие и измученные. Андрей, сделав большой глоток воды, встал и посмотрел на вершину горы.
- Как вам отдых?
- Круто, с учётом того, что я первый раз в горах, – сказал Сергей.
- А тебе как, Вадим? – обратился Андрей к нему.
- Никогда ничего подобного не ощущал. Такое чувство, что я всю жизнь ходил по этим горам.
- Поднимемся на гору, там, на плато, ещё круче будет. Тишина ну просто мёртвая. Вокруг ни души. Большинство туристов только до этих озер доходят и идут обратно вниз. Так что мы у «Замка» одни, скоре всего, будем.
- Скажи Андрей, а про «Замок» история, это все-таки байка или действительно что-то есть там? – вытирая пот с лица, спросил Сергей.
- Серёга, я точно не знаю. Поднимался к этому «Замку» два раза, но на ночь никогда не оставался. Когда к нему подходишь, как-то жутковато становится. Зрелище просто нереальное. А как ближе к вечеру, вообще, ноги в руки и куда-нибудь в сторону на ночлег. Но я знаю одного мужика, который к этому «Замку» один ходил и когда он обратно вернулся, какой-то не такой стал. Другой, одним словом.
- Не понял, как это, другой? – настороженно спросил Сергей.
- Как другой? Вот так, странный какой-то стал. Был общительный, нормальный такой, а вернулся – смотрит на всех исподлобья, глаза шальные, напуганные и молчит всегда. Другой, и всё тут. Это если бы, как наш Вадим ушел к «Замку», какой есть, а вернулся бы гроза-парень… и все девчонки его. Понимаешь?
- Ха-ха. Вот это была бы тема. А что, может так и будет. Ты как Вадим к такому повороту сюжета относишься? – всё ещё сотрясая смехом полные щёки, спросил его Сергей.
- Хорошо здесь, – задумчиво ответил Вадим, посмотрев в сторону и закусив полную губу.
- Ещё бы, чувствуешь грядущие перемены. А тот мужик, Андрей, он что, у «Замка» ночевал? – спросил, уже серьезно, Сергей.
- Не знаю. Я тебе говорю, он один ходил. Свидетелей нет, он молчит, вот и думай, что с ним произошло. Но факт остаётся фактом. Ладно, надо собираться, – подытожил Андрей.
Товарищи надели рюкзаки и тронулись в путь. Вадим продолжил восхождение с ощущением счастья, которое он испытывал впервые. Оно сложилось под воздействием усталости и того, что с каждым шагом он понимал, что такое настоящая жизнь. И это ощущение, иногда, но очень чётко, разрезала мысль о жизни, которая его ждёт по возвращении. Он не любил её. Не любил с самого детства, с тех пор, когда понял, что в мире всё решает сила. В школе – сила одноклассников, которые были физически крепче и били его все годы обучения. В институте – сила денег родителей одногруппников, которые обеспечивали своих детей дорогими автомобилями и беспроблемной сдачей экзаменов. А все его старания и способности оказались никому не нужны. И за эти несколько лет обучения самооценка Вадима критически снизилась до нуля. Школа его «забила», как личность, а институт выработал привычку «не высовываться», даже если было своё собственное мнение. Просто оно никого не интересовало.
В первые месяцы работы он понял, что по-прежнему всё решает сила. Сила служебных связей. Тебе будет дозволено многое и даже всё, если за тобой есть крепкая «стена», а над тобой отличная «крыша». Без них, а их у Вадима не было, вся борьба за правду выглядела ещё более нелепой, чем борьба Дон Кихота с ветряными мельницами. Последствия же, могли быть в несколько раз хуже.
Здесь же в горах он был герой, он держал в своих руках этот мир, и всё в его жизни зависело только от него. Пройдя по мокрым, от горных ручьев, камням и миновав зоны лесотундры и тундры, они поднялись на гору, и вышли на плато. Внизу за спиной, сверкали Каракольские озера. Во все остальные стороны раскинулись нагорья, убегая вдаль каменистыми волнами, которые терялись вдали у горизонта. Больше из людей, кроме них троих, на плато, насколько хватало обзора, никого не было. Кругом стояла абсолютная тишина. Андрей показал вдаль на возвышенность и сказал, что это «Замок горных духов», а ещё дальше Монголия и Китай.
- И до них всё по горам? – спросил его Вадим.
- Ага, – переводя дыхание, ответил Андрей.
- Слушайте ребята, я понял, чего хочу, – сказал Вадим.
- И чего же? – без заинтересованности спросил Сергей.
- Хочу идти по этим нагорьям до самого Китая. И вообще, хочу всю жизнь ходить по этим горам… один. Просто ходить и наслаждаться этой красотой и тишиной.
- Ого, как на тебя горный воздух подействовал, – усмехнулся Сергей.
- Сейчас до «Замка» дойдем, вы вообще в восторг придёте, – бодро произнёс Андрей.
Все пошли по направлению к «Замку», на который указал Андрей. Дойдя до него, взору Вадима и Сергея предстало поистине сюрреалистическое зрелище. На ровном плато, поросшем травой, возвышалось нагромождение из камней, высотой с четырехэтажный дом. Оно фактически представляло собой отдельную небольшую скалу. Оно-то и называлось «Замком горных духов». Площадь замка была значительна. Часть камней прорезали расщелины.
Вадим и Сергей бросили рюкзаки и стали карабкаться вверх. Андрей медленно стал подниматься за ними. Добравшись до вершины, Вадим ещё раз посмотрел в том направлении, где находился Китай. Бесконечность горных ландшафтов завораживала и отбрасывала в сторону все бытовые проблемы. Чувство, переполнявшее Вадима, укрепило его желание, его единственное и действительно стоящее желание. Да, он хотел всю жизнь провести в этих горах, путешествуя по ним. Из этого состояния его вывел Сергей, показав вдали на белую плотную пелену, огромной стеной надвигающуюся на них с неимоверной скоростью. От такого зрелища он ощутил тревогу.
- Это что такое? – спросил Сергей Андрея.
- Туман. Спускаемся, надо место для ночлега найти, пока всё не заволокло им. Потом ничего не увидим.
Они быстро спустились и пошли вслед за Андреем, который повёл их к своему привычному для ночевки месту. Отойдя немного от замка и чуть спустившись с горы, они подошли к группе одиноко стоящих кедров. Андрей сказал, что лагерь они разобьют здесь, и стал собирать палатку, а Вадима и Сергея попросил нарубить сучьев и развести костер. Через полчаса они, сев рядом с костром, ели тушёнку с лапшой и запивали горячим чаем.
- Я такого тумана никогда не видел, – сказал Сергей.
- Да, туман здесь не то, что внизу. Вообще ничего видно. И видели, с какой скоростью он движется? – спросил Андрей.
- Ага, – согласился Сергей.
- Андрей, а мы к «Замку» ночью пойдем? – спросил его Вадим.
- Даже не знаю. Сейчас шесть вечера. В принципе можно будильник на телефоне поставить, часов так на десять и сходить. Отсюда до «Замка» не больше двухсот метров. Единственное, туман может помешать. Но у меня на GPS-навигаторе «Замок» отмечен ещё с прошлого похода, место стоянки можем так же обозначить и, в принципе, никаких проблем. Да и у Серёги навигатор тоже пишет. Ты же писал, да? – обратился он к Сергею.
- Ага, «Замок» даже отмечать не надо. Мы на нём так круги нарезали, что на карте «узел» намотался в том месте, – ответил он.
- Ну и отлично. Ты поставь будильник, а там посмотрим. Но учтите, судя по легендам, ночью в «Замке» такой вой, что с ума можно сойти. Говорят, это духи стонут.
Когда закончили есть, Андрей включил навигатор, обозначил место стоянки, Вадим поставил будильник на десять вечера и все залезли в спальные мешки. Андрей засопел первым. Вадим уже было стал проваливаться в сон, как рядом, практически в ухо, захрапел Сергей. Этот храп раздражал, как и его хозяин. Вадим посмотрел на Сергея и впервые отметил, какими же конопатыми у него были щеки. Эта мелочь ещё больше взвинтила Вадима, и он вновь вспомнил, что именно из-за Сергея, так же весной прошлого года, жизнь нанесла ему второй удар. Этот удар уязвил его самолюбие. Вадим надеялся в июне-июле 2009 г. получить должность руководителя одного из отделов в НИИ, где он работал. Начальник был не против и пообещал, что летом вопрос решится. А решался он с февраля. Но после майских праздников, на эту должность начальник назначил сына одного своего знакомого. Как по слухам выяснилось позже, с ним он работал в госаппарате, еще существовавшего Советского Союза, а его сына, Бойцова Сергея, попросили с прежнего места работы в связи с некомпетентностью. «Планы планами, а как они привыкли решать вопросы, так до сих пор и решают», – подумал тогда Вадим. Но самое обидное было в том, что Вадиму предлагали аналогичную должность в другом институте, и он отказался потому, что начальник его НИИ гарантировал решение вопроса с назначением на должность в его пользу. Свое значение сыграл ещё и тот фактор, что работать в своём коллективе все-таки привычнее и лучше. А теперь, коллектив тот же, должность та же и никаких перспектив на ближайшие годы. Обидно.
Бойцов Сергей, как вновь испеченный руководитель показал себя уже в первые месяцы. Отчитываясь на общем собрании в конце июля, он, запинаясь, по одному из вопросов невнятно сказал, что на все компютеры поставлен «Виндоус Энте 6». Услышав это, системный администратор побледнел и вжался в кресло, а программисты стали нервно переглядываться, глазами спрашивая друг у друга, что это за зверь «Виндоус Энте 6». И это только лишь незначительные огрехи того бардака, который затем начался. Этот факт подтвердил ещё раз то, что большая часть руководителей старого поколения, не может принять новую систему, но отойти от руководства не желает, подтягивая своих родственников и друзей, вне зависимости от их компетентности. Вадим понимал, что исходя из опыта и знаний, именно он, а не Сергей, должен был занять место руководителя, и это задевало его самолюбие. Но в лицо Сергею он ни разу не высказал ничего и не стал отстаивать свои права у начальника. И то, и другое было просто глупо. По привычке, Вадим, молча и, внешне спокойно, принял этот удар, и начальник его даже поблагодарил за понимание ситуации. Из-за этой смиреной маски никто даже не догадывался, какая ненависть бушует в груди у Вадима.
Лёжа в спальнике, Вадим ещё раз вспомнил предательство Наташи и подлость Андрея и на время, сон, как рукой сняло. Сейчас рядом с ним лежали два человека, которые прошедшей весной стали его злейшими врагами, о чём они, правда, сами не догадывались. Годы выживания научили Вадима прятать свои чувства и не показывать своего истинного лица. И даже сейчас, когда трудное восхождение шаг за шагом начинало лечить его душу, он не удержался и бросился в бездну гнева, желая мести. Поначалу тело, взбудораженное злостью, трясло от ненависти, но усталость, минута за минутой медленно и незаметно всё-таки одержала победу, и Вадим погрузился в тревожный сон.
Проснулся он от странного звука перед палаткой. Кто-то играл на варгане – язычковом народном инструменте. Вадим посмотрел на часы, было без десяти десять. Находясь ещё в сонном состоянии, он отключил будильник и, перегнувшись через Сергея, стал будить Андрея.
- Андрей, ты слышишь? Звук нереальный и рядом с палаткой. Тут же никого не было, – шёпотом обратился он к Андрею, после того как тот сморщил лицо от пробуждения.
- Я понимаю, что это аномально, но Вадим, так спать хочется, – ответил Андрей.
- А к «Замку» что, не пойдем? – поинтересовался Вадим.
- Нафиг, да и там туман такой, что не дойдем, – категорично заявил Андрей.
Вадим посмотрел на него и на Сергея, который вообще не проснулся, и понял, что с таким настроем, к «Замку» они точно не пойдут. Звук у палатки не стихал. Испуг пробежал по спине уже окончательно проснувшегося Вадима. Он расстегнул молнию палатки и выглянул наружу. Такого тумана он ещё никогда не видел. Тот стоял густой стеной прямо у самой палатки. Вытянув вперед руку, Вадим видел её только до локтя. Звук варгана был уже не перед палаткой, а вокруг неё, так, что невозможно было определить, где находится его источник. Вадиму захотелось выйти из палатки и оглянуться вокруг, посмотреть на эту белую массу, которая заволокла всё кругом. Не каждый же день увидишь такое зрелище. Несмотря на неприятное ощущение страха в животе, Вадим ещё раз растолкал Андрея и попросил у него навигатор, сказав, что он один дойдёт при помощи него до «Замка» и вернётся. Сквозь дремоту, Андрей ответил, что тот в кармане палатки и вновь засыпая, задал ему явно риторический вопрос: «Зачем тебе это»? Неуклюже и осторожно роясь в темноте, Вадим нащупал и достал навигатор, разбудив всё-таки Сергея, который недовольно забубнил. Захватив фонарь, Вадим посмотрел на коллег, вылез из палатки и, застегнув за собой её молнию, погрузился в туман.
Андрей проснулся рано и сразу же услышал храп Сергея. Зевнув и потянувшись, он вспомнил о странном звуке ночью и Вадиме. Спальник того был пуст. Андрей насилу растолкал Сергея и сказал, что Вадим ушёл ночью к «Замку» и до сих пор не вернулся.
- К «Замку»? Ночью? Да ладно, – всё ещё лежа в спальнике сонно монотонил Сергей.
- Серый, давай посмотрим. Вдруг всё-таки ушел и пропал.
- Никуда он не пропал, – прозевал Сергей, вставая, – сидит сейчас около кедра и, глядя в небо, качает бицепс, разминая кое-что.
Товарищи загоготали и стали медленно выбираться из спальных мешков.
- Ты ночью звук слышал? – спросил Андрей.
- Я, как убитый, спал. А что за звук? – спросил в свою очередь Сергей.
- Ладно, неважно тогда. Вадим, ты закончил или нет, мы выходим, – крикнул Андрей.
Он посмотрел на Сергея, и оба вновь взорвались смехом. Андрей расстегнул молнию палатки и вышел наружу. Туман рассеялся, и окружающие горы радостно купались в лучах восходящего солнца. Вадима нигде не было. Андрей стал звать его. Сергей, выйдя из палатки, потянулся, посмотрев вверх.
- Ого, – сказал он, не придавая особой значимости действиям товарища.
- Что такое? – машинально бросил Андрей.
- Смотри, – Сергей показал пальцем вверх.
Андрей, закинув голову, увидел, что прямо над ними, проплывает одинокое облако, по форме и контурам напоминающее лицо улыбающегося человека.
- Первый раз такое вижу. Очень реалистично, – тихо проговорил Сергей.
- Я тоже, – так же тихо продублировал Андрей, – но надо Вадима найти. ВАДИ-И-М.
После крика Андрея, никто не нарушил тишину на плато.
- Серёга, пошли к «Замку».
- Сейчас, навигатор, на всякий случай захвачу.
- Он сейчас не нужен. Тут идти-то… – начал, было, Андрей.
- Я на всякий случай и воды возьму – вставил Сергей и, не дожидаясь комментария, полез в палатку.
Быстро собравшись, они направились к «Замку». Андрей шёл быстро и не был расположен к беседе. Сергей поспевал за ним, на ходу включив навигатор и периодически поглядывая на экран.
- Слушай, Андрей, а что если он сейчас вообще где-нибудь бродит, а когда вернётся к палатке, не найдёт нас.
- Если так, то хорошо. Раз палатка на месте, значит и мы не ушли. Останется и дождётся. Но я почему-то думаю, что не так всё просто. Он в горах первый раз и один пошёл к этому «Замку», чтобы его. Блин, и я тоже молодец. Надо было с ним идти.
- Или вообще не пускать.
- Ну да, теперь можно сколько угодно говорить, как надо было или как не надо было поступить, только толку никакого. Остаётся лишь надеяться, что всё в порядке.
Они подошли к подножию «Замка». Ни Вадима, ни каких-либо следов, указывающих на него. Андрей ещё раз окрикнул его, но безрезультатно. «Полезли наверх», – коротко сказал он Сергею и стал карабкаться по камням. Сергею ничего не оставалось, как последовать за ним. Андрей ловко управлялся на подъёме и сильно оторвался от товарища. Ему не терпелось достигнуть вершины, пробежаться по ней и осмотреть сверху все обнажённые камни «Замка». Андрей боялся, что если Вадим и дошёл до него, то в темноте мог где-нибудь оступиться и, не дай бог, разбиться. Камни «Замка» были массивные и одного падения хватило бы чтоб отправиться к праотцам.
Сергей не достиг и половины подъёма, как потерял Андрея из вида. Сердце его сжалось, голову охватила паника и он пропищал: «Андрей». В горле запершило и стало неприятно. Он сглотнул и, ускоряя темп, уже громко позвал товарища. Через некоторое время он увидел, как наверху мелькнула голова Андрея, а затем и его всего. Не скрывая тревоги, Андрей крикнул: «Что случилось»? «Ничего, – облегчённо гаркнул Сергей, – не охота вас двоих искать». Андрей промолчал и подождал, пока товарищ поднимется к нему. Запыхавшийся и вспотевший, но явно успокоенный присутствием Андрея, Сергей подошёл к нему.
- Ну как, Вадима видел? – тяжело дыша, спросил он, промочив пальцы о лоб и зачесав на сторону рыжие сосульки волос.
- Нет, – бросил тот, оглядываясь по сторонам. – Давай пройдёмся и осмотрим «Замок» сверху, а если ничего, то будем постепенно спускаться по серпантину. Смотри внимательно по правой стороне.
Шаг за шагом, они медленно стали продвигаться по вершине «Замка», внимательно всматриваясь в его руины. Серые валуны, молчанием сопровождающие их поиски, не давали никаких подсказок относительно Вадима. С одной стороны это успокаивало, вселяя надежду, что с ним всё в порядке. С другой стороны, это вводило Андрея в недоумение относительно того, где может находиться его товарищ, от чего необъяснимое чувство тревоги, всё больше и больше захватывало его. Сергей же, не допускающий и мысли, что с Вадимом могло что-нибудь случиться, лишь злился на него. Уже через несколько минут поисков, он потерял бдительность, засунув руки в карманы штанов. Взгляд его, без всякой остроты, бегал по камням, мысли стали далеки от гор, не говоря уже про розыски коллеги, а сам поиск превратился в отвлечённую прогулку. Так продолжалось до тех пор, пока он боковым зрением не увидел что-то в стороне от «Замка». Машинально посмотрев на это, он остановился, и необъяснимая дрожь пробежала по его телу. «Андрей, смотри, – тихо сказал он. – Это же…». «Что»? – не сразу среагировал Андрей, превратившись целиком в зрение. Он остановился и бросив взгляд на Сергея, увидел то, что заставило того остановиться. На плато, метрах в шестидесяти от подножья «Замка», смирно стоял Вадим и смотрел на них.
Андрей тихо выругался и с ошалевшим взглядом подошёл к Сергею. «Андрей, это же Вадим»? – так же тихо спросил его товарищ, но не получил ответа. «ВАДИ-И-М»! – выйдя из онемения, громко крикнул Андрей. Вадим по-прежнему продолжал молча смотреть на них. Сомнений ни у кого не осталось, это был их товарищ, ушедший ночью из палатки и обнаруженный только сейчас. Обнажив в улыбке зубы, он остался на месте. Холод прострелил тела Андрея и Сергея. Оба смотрели на Вадима и не верили, что это происходит на самом деле. «Мамочка», – пролепетал Сергей и они услышали легкий шорох за спиной. Сердце каждого сжалось от страха, и они резко обернулись. Ничего и никого. Вновь посмотрев туда, где был Вадим, оба на время забыли, как надо дышать.
Застилая собой весь горизонт, всё пространство, к «Замку», неслась стена плотного тумана, такого же, который они видели вчера. Отличала его скорость, с которой он приближался. По сравнению с сегодняшним, вчерашний просто медленно сползал. И ещё одно обстоятельство, которое они не сразу заметили. Туман не шёл ровной стеной с какой-то одной стороны. Он сжимался кольцом сразу со всех сторон, и центром этого кольца был «Замок». «Как петлёй на шее», – неожиданно подумал Андрей, после того как увидел это и показал Сергею. Последний, чуть не плача, по-детски, пропищал: «Что это?» Андрей не знал, что ответить. Он сам видел такое впервые.
Они на время забыли про Вадима. Андрей, выйдя из оцепенения, увидел, что Вадим по-прежнему стоит на том же месте и всё так же улыбаясь, смотрит на них. На огромной скорости туман нёсся к ним, уже готовый поглотить их товарища. В голове Андрея мелькнула одна идея и он, что есть силы, закричал: «Вадим, беги оттуда. Тебя сейчас туман накроет сзади». Вадим даже не повернулся. Всё та же неподвижность, всё та же улыбка. Сергей, увидев это, вцепился в рукав Андрея и, вспомнив падшую женщину, на грани истерики потребовал объяснений. Андрей не знал, что сказать. Округлившимися от ужаса глазами, он, как завороженный, смотрел на Вадима. Через мгновенье туман проглотил их товарища и ринулся дальше. Где-то внизу послышалось клацанье камней. Оба резко посмотрели на источник звука. Практически у самого подъёма «Замка», пригнувшись и вцепившись в камни, напоминая хищную кошку перед броском на жертву, затаился Вадим. Он пристально смотрел на Андрея и Сергея. Туман стремительно приближался к подножью «Замка». Уже не в состоянии контролировать себя, Сергей отпустил Андрея и жалобно застонал: «Что это»? Тот, недолго думая, развернулся, схватил Сергея за рукав, отрезал: «Валим отсюда», и бросился вниз по камням.
Рывок Андрея и принятое решение, вывели Сергея из ступора и они оба понеслись прочь от того, что только что предстало их глазам. В этот момент никто из них даже не пытался задуматься над тем, что произошло. Страх и инстинкт самосохранения были настолько сильны, что они просто бежали, пытаясь скрыться от увиденного и того, что видело их. Никто не оборачивался, чтобы ненароком не свернуть себе шею, в попытке спасти жизнь. Андрей спустился первым. В этот момент, туман с этой стороны склона плотной стеной налетел и поглотил его. Он обернулся и посмотрел на склон «Замка». Сердце отчаянно билось. Лишь его звук он слышал в своих ушах. Сергей чуть не наскочил на него. Больше никого не было. Но в последнее мгновенье, пока ещё туман окончательно не затянул обзор «Замка», Андрей увидел, как на его вершину, с той стороны склона, медленно поднялся человек. Во всяком случае, внешне он был на него похож. Был ли это Вадим или кто-то другой, он не мог сказать. Через долю секунды уже ничего нельзя было разобрать. Вокруг них и над ними господствовал туман, скрывая всё, что находилось на расстоянии полуметра.
Андрей, не дав товарищу перевести дыхание, вновь схватил его за руку, коротко сказал: «Доставай навигатор», и потащил прочь от «Замка». Сергей достал навигатор. Тот был включен. Андрей, отпустив товарища, выхватил у него навигатор, посмотрел на карту и пошёл к предполагаемому месту нахождения палатки. На это раз Сергей вцепился в рубашку Андрея и не отпускал, боясь отстать и заблудиться. Андрей, скорректировав направление по точке местоположения на карта, не отрываясь от навигатора, обратился к Сергею.
- Так, навигатор у тебя трек на подъём записал.
- Что? … Ах, да.
- Да я знаю. Сейчас до палатки. Быстро берём ножи, документы, деньги и сваливаем отсюда по записанному треку. В таком тумане только на него и надежда.
- А такой туман… это нормально?
- Нет. Никогда такого не бывало, да и быть не могло. Солнце уже встало, день на носу. А тут вон… ничего не видно. И главное туман со всех сторон налетел… Прямо на нас… И с какой скоростью.
- Андрей, … а что это было такое… там… на «Замке»?
- Ты о чём?
- О Вадиме. Он же в стороне от «Замка» стоял,… как он мог так, а?
- Не знаю. Ничего подобного не видел, но мне как-то местные рассказывали про кёрмёсов.
- Про кого?
- Кёрмёсов. Это вроде как души тех, кто умер. Ну и соответственно плохие или хорошие. И по их поверьям есть кёрмёсы-бесы. Они могут похитить душу спящего человека. Я раньше во всё это не верил, сам понимаешь… до сегодняшнего момента. Может у Вадима душу похитил один из таких кёрмёсов, пока тот спал.
- Господи… А как же Вадим ходит?
- СЕРЫЙ! Да откуда я блин знаю.
Андрею хотелось идти быстрее, но туман существенно сдерживал его. Он шёл как можно осторожнее, опасаясь споткнуться обо что-нибудь и упасть, и не дай бог, повредить ногу. С учётом всего того, что он увидел, за последние несколько минут, ему не хотелось оставаться в тумане с тем, кто был у подножия «Замка» в обличии Вадима. Через некоторое время видимость стала чуть лучше, и можно было видеть на метра два вперёд. Андрей, всякий раз, сверяясь с данными навигатора, смотрел то под ноги, то вперёд. Успокаивало то, что сзади не раздавалось никаких звуков. Во всяком случае, пока. Он надеялся на то, что даже если с Вадимом что-то и произошло, то это будет связано только с «Замком» и чем дальше они от него отойдут, тем меньше им будет что-либо угрожать. Несмотря на то, что ему было страшно, он держал себя «в руках» и действовал хладнокровно, и методично. Он не хотел выяснять, что на самом деле произошло с Вадимом, и знал, что не будет его спасать. Его единственной целью на данный момент было выбраться с этого плато живым и вытащить Сергея. Он не думал о том, как они будут объяснять исчезновение товарища. Сейчас это было не важно. Видя, как Сергей спотыкается и не падает только благодаря тому, что тот держится за него, Андрей внутренне был готов бросить и его здесь, если товарищ подвернёт ногу и не сможет идти. Он хотел спасти себя, убраться отсюда как можно быстрее и больше никогда не возвращаться. Кроме того, дома его ждала беременная жена.
Сергей же в эти минуты испытывал самый неподдельный ужас. Паника поглотила его так же быстро, как туман всё вокруг. Сейчас он не способен был мыслить здраво. Он шёл, мертвой хваткой вцепившись в Андрея, но всё его сознание можно было сравнить с маленьким мальчиком, съёжившимся от жути, спрятавшимся под кустом и не способным что-либо сделать самостоятельно. О Вадиме он и не думал. Он до того был напуган, что даже не обращался к Богу с мольбой о спасении, в которого по правде сказать и не верил, но которого вспоминают все в минуты смертельной опасности. Он просто шёл туда, куда его вёл Андрей. Не смотря на то, что навигатор с записанным треком изначально был у него, он даже не сообразил, что его можно использовать, чтобы покинуть это место. Он не проклинал Андрея, уговорившего его на это путешествие, а наоборот, всеми мыслями, а не только руками, держался за него. Если бы с Андреем что-то случилось и тот не смог идти, он так бы и остался рядом с ним, не предприняв попытки спастись одному. Страх сковал его полностью, и лишь товарищ тянул за собой.
Андрей в очередной раз посмотрел на экран навигатора. Судя по данным, до палатки оставалось вот-вот, и они шли прямо на неё. «Серый, дошли до палатки. Сейчас действуем быстро. Ты понял? Только ножи, документы и деньги, – всматриваясь вперёд, сказал он, – Серый»!? «Да, да, конечно», – продрожал телом и голосом Сергей. Андрей прошёл вперёд ещё немного, напряжённо посмотрел по сторонам, и, остановившись, взглянул на навигатор. «Что такое»? – на грани слёз спросил Сергей. Андрей проигнорировал вопрос и не стал говорить, что судя по данным навигатора, они уже прошли палатку. «Ничего, такое бывает, – думал он, – у них погрешность в несколько метров бывает, сам не раз убеждался. И тут такой туман». Андрей стал внимательно всматриваться. Сергей понял, что ищет его товарищ и его испуганные глазки забегали по сторонам. Но тревога и в таком тумане, затмевала его взор.
Андрей шаг за шагом внимательно осматривал уже те полтора метра, которые открывал ему туман. И тут в его взгляде проскользнуло недоумение. Он нахмурил лоб и сделал несколько осторожных шажков. Теперь он был уверен, что ему не померещилось. Перед ними возвышалась груда камней.
- Да чтоб тебя, – с досадой и удивлением сказал он.
- Что такое, Андрей? – опять затрепетал Сергей.
- Палатки нет. Перед нами стена, вот что, – жёстко ответил Андрей.
- Какая стена? – прошептал Сергей, но через мгновенье округлил глаза.
Они не могли видеть её всю, но можно было сказать, что это был ещё один «Замок».
-А рядом с палаткой были какие-нибудь такие камни? – посмотрел на товарища Сергей.
- Нет. Тут кроме «Замка» вообще таких возвышенностей не должно быть, – ответил тот, уже не заботясь о душевном состоянии Сергея.
«А как…», – начал было Сергей, но не успел закончить, как из камней стал раздаваться еле слышный вой. Оба напряглись. Вой стал усиливаться. Что-то зашуршало по земле и откуда-то сверху, судя по звуку, посыпались небольшие камни. «Андрей…», – вновь не успел закончить Сергей, и обоим показалось, что стена перед ними сделала небольшой, но резкий бросок в их сторону. «Что за…» – начал было возмущенно Андрей, как уже оба отчётливо увидели, что представшая перед ними гора ползёт по земле в их направлении. Сергей отпустил Андрея. От них до этой груды камней было около метра. Оба неосознанно стали отступать. Вой постепенно возрастал. Гора продолжала наступать и тут оба увидели, как её подножие, словно верхняя губа какого-то живого существа, стало медленно подниматься, раскрывая чёрную пасть. Вой раздавался уже из этой каменной глотки. Большие валуны сотрясались. Мелкие камни вереницей сыпались вниз, напоминая стекающие слюни.
Андрей кинулся наутёк, захватив в очередной раз Сергея и подтолкнув его. Резкое движение вывело того из окаменения и он побежал вслед за товарищем. В этот момент стена камней сделала бросок вперёд и её раскрывшаяся пасть сомкнулась на том месте, где стояли ребята. Гора тут же заскользила по поверхности за убегающей добычей, вновь обнажая свою черную глотку. Боковым зрением Андрей видел, что Сергей практически нагнал его и быстро обернулся, чтобы посмотреть, где каменный хищник. На мгновенье он подумал, что они совершают бег на месте. От горы до них было чуть больше метра. Андрей чуть не споткнулся, но устоял. Сергей же неосторожно запнулся и упал, бросив короткое: «Андрей». Тот инстинктивно развернулся и увидел, как разверзшаяся пасть бросилась на его товарища и сомкнула каменную челюсть на его ногах. Сергей заорал не своим голосом. Андрей на мгновенье оторопел, увидев, как гора втягивает его товарища в себя словно спагетти. Сергей вопил и звал на помощь. Андрей понял, что в этой ситуации он не сможет его выручить и что есть сил, бросился прочь.
Он не знал, куда и зачем бежит. Об этом он даже не думал. Он просто пытался остаться в живых. Через несколько секунд сознательно ощутив, что навигатор по-прежнему у него, Андрей ещё раз бросил взгляд назад и, увидев только туман, остановился. Его окружала тишина. Посмотрев на экран навигатора, он увидел, что, судя по записываемому треку, он бежал в сторону «Замка». Андрей ещё не успел подумать о том, как поступить дальше, как услышал, что со стороны «Замка» к нему приближается что-то большое. Звук был такой, как будто … «Как будто масса камней, движется по земле», – подумал он. Андрей развернулся и побежал назад, забирая при этом, как можно больше вправо, чтобы обогнуть «Замок», а затем двинуться к спуску с плато. Он понял, что в таком тумане искать палатку, это самоубийство. Оставалось дождаться, когда он исчезнет, чтобы найти палатку, а с ней документы и деньги, или, забыв навсегда и про них, спасать только собственную жизнь. Андрей пока ещё не знал, какой из вариантов выбрать.
Он бежал. Несмотря на все его старания, звук со спины приближался всё ближе и ближе. Он уже чувствовал, как содрогается земля. Видимость была такая же плохая. Гору перед собой он увидел в последний момент и, как вкопанный, резко остановился, с ужасом смотря на неё. Сердце забилось с такой силой, что он перестал различать звуки. Ещё вот-вот и ему казалось, что его сосуды взорвутся, не выдержав давления. Прошло несколько секунд, но гора по-прежнему покоилась перед ним, не вздымаясь и не набрасываясь на него. Он понял, что бежать вдоль неё, не имеет смысла, «Замок» его просто раздавит о неё, когда доберётся досюда. Андрей, поколебался, опасаясь, что гора накинется на него, если подойдёт ближе, сделал небольшой шаг и прыгнул как можно выше на гору. Она была неподвижна.
Гонимый инстинктом, Андрей устремился вверх. Он не знал, насколько высока гора и не знал выше она или ниже «Замка». Он просто взбирался по ней, желая достичь вершины или хотя бы того уровня, на котором «Замок» не сможет перетереть его о камни, как пищу, оказавшуюся между верхними и нижними большими коренными зубами. Сердце билось уже не так бешено, и он услышал вой за своей спиной. Это выл «Замок», жаждущий растерзать и поглотить его. Андрей продолжал карабкаться, как неожиданно камень, на который он опустил ладонь, резко выдвинулся вперед, как бы желая спихнуть с себя его руку. Андрей весь похолодел, но удержал кисть на камне. Не на секунду не задерживаясь, он полез выше. Вся гора под ним, как будто ожила, и склон небольшими волнами ходил в разных направлениях, мешая ему достичь спасительной высоты. Паника едва не захватила его и он впервые за несколько лет, взмолился Богу о помощи. Цепляясь пальцами, ломая ногти, срываясь и снова ступая на камни, он, пуская слюни и чуть не плача, продолжал забираться. Андрей был готов цепляться зубами, лишь бы спастись. Он почувствовал, а потом и увидел, что склон стал пологим. «Вершина», – подумал он и сделал последний рывок. Распластавшись на камнях, он тут же повернулся в направлении, откуда исходил вой и стал всматриваться в туман. Видимость была около двух метров, и этого ему хватило, чтобы увидеть, как из тумана на гору налетел «Замок». Их каменные склоны, врезались друг в друга и словно гигантские челюсти стали перетирать всё, что могло оказаться между ними. А между ними несколько секунд назад был он. Гора ходила ходуном и он, словно наездник, укрощающий дикую лошадь, пытался удержаться на вершине и не скатиться в каменную глотку. Это продолжалось не более минуты, но ему показалось, что прошла вечность, пока «Замок» и гора не сомкнулись окончательно и не успокоились. Тишину нарушал лишь тихий вой, скорее даже стон, исходящий из сомкнувшихся каменных «губ». И тут он понял, что это не были «Замок» и какая-то гора. Это всегда был «Замок», окруживший и взявший их в плен. Андрей понял и ещё кое-что. Он понял причину воя и стонов, которые слышали те, кто проводил ночь у «Замка», а сейчас слышит и он. Это стонали люди, которых поглотил «Замок» и среди этих стонов был стон Сергея.
Его стон слился с другими, когда он пришёл в себя, лежа на спине в небольшой пещере «Замка» и тут же почувствовал тупую, ноющую боль в голенях. Последним воспоминанием Сергея было то, что гора пережёвывает и поглощает его. Видимо он не в состоянии был принять это и потерял сознания от шока. Сергей открыл глаза и попытался встать, но тут же ударился головой о свод камней. Стон смешался с руганью, и он потёр лоб. Продолжая стонать от ноющей боли, Сергей приподнялся и опёрся на локти. Сначала ему показалось, что он находиться в полной темноте, но когда его глаза привыкли к здешнему освещению, он стал разбирать очертания своей темницы. Она была небольшая, насколько он мог судить. Свет в помещении был приглушённым, и было непонятно, где находится его источник. Он как будто был везде, за окружающими Сергея камнями, от чего тусклые лучики света пробивались в его пещеру из каждой расщелины.
Боль в ногах была изматывающая и мучительная. Он попытался согнуть их в коленях, но тут же яркая вспышка боли прорезала его сознание. Несмотря на то, что всё его тело ощутило на себе каменные зубы, повреждены были только ноги. Стало ясно, что в таком состоянии он никуда отсюда не денется. Ему казалось, что он не сможет больше выносить такой боли, но в следующие секунды он вновь чувствовал только её и больше ничего. Впервые в жизни он ощутил настоящий страх и безысходность. Сергей заплакал и закричал: «Андрей!... На помощь!... Помоги мне…». Никакого ответа. Сергей продолжал звать и звать товарища, уже заливаясь слезами невыносимой боли и отчаяния. «Он лишь слышит твои вопли и стоны, но ничем не сможет тебе помочь», – услышал вдруг Сергей прямо рядом с собой. Сердце его сжалось, всё тело затряслось, он закрыл глаза, обмочился и смог лишь выдавить из себя плаксивое «А-а-а-а». В конце он сорвался и стал хныкать, как ребёнок. Сергей боялся открыть глаза.
- Посмотри на меня, – сказал кто-то всё так же рядом.
- Н-н-н-е-е-е-е-т, – мотал головой Сергей, заливая слезами щёки.
- Смотри! – повторил кто-то и ударил Сергея по правой ноге.
Он заорал от боли, страха и неожиданного прикосновения постороннего. Сергей еле-еле приоткрыл глаза. Всхлипывая, он стёр затянувшие зрачки слезы и посмотрел. Освещение стало чуть ярче, и он увидел справа от себя чью-то фигуру, по-видимому, сидевшую на корточках. Сергей тут же зажмурил глаза, но вновь почувствовал удар по ноге. «Смотри на меня», – сказал сидевший у его ног. Он снова открыл глаза и готовый в любую секунду опять закрыть их, стал смотреть на находившегося рядом. Усилившегося освещения хватило, чтобы разобрать знакомые черты. Он стал всматриваться и с удивлением выдохнул: «Вадим»? Тот промолчал.
- Вадим, это ты. Как ты сюда попал? Что с тобой случилось? Мы видели тебя… – начал было тараторить Сергей, но тут же почувствовал, как Вадим сжал его израненную ногу. – Ты чего!
- Посмотри мне в глаза. Ты меня помнишь? – спросил тот Сергея.
- Ты чего Вадим? Это же я, – успокаиваясь, продолжил Сергей, на время прекратив стонать.
- Скажи, что помнишь меня, – не реагируя на слова, продолжил тот и снова сжал ногу Сергея.
- Да, помню я тебя, псих ненормальный, – взвыл Сергей и попытался ударить Вадима рукой.
- А ты помнишь, как взял то, что принадлежало мне? – продолжил он.
- Что? – удивился Сергей. – Отпусти ногу, больно же.
- Ты помнишь, как занял место, которое принадлежало мне? – был непреклонен собеседник. – То место, которое должен был занять я, но занял ты, когда пришёл к нам.
- Блин, ты об этом что ли? Откуда я знал, что ты на эту должность метил. И вообще, мне сказали, что есть подходящий вариант, я и согласился. Ко мне какие претензии? – уже сквозь слёзы, продолжал Сергей. – Господи, как больно.
- Не знал? А после того как узнал, что занял чужое место, почему не ушёл в сторону и прощения не попросил? – отпустил он ногу Сергея и склонился над ним.
- Какого прощения? – выдохнул с облегчением Сергей. – Ты о чём? Мне помогли двинуться выше и всё. Так всегда и во всём решается. Тебе не повезло. И ты ко мне подошёл тогда? Сказал что-нибудь? Нет! Какие сейчас вопросы?
- Значит, хочешь выше? – проигнорировал тот последнюю часть фразы. – Готов по головам пойти, лишь бы до вершины добраться?
- Да иди ты, – не выдержав, бросил ему в лицо Сергей. – Да, хочу. И смогу. А такие, как ты, вечно будут ныть и обвинять других в своих неудачах. Ты-то что-нибудь сделал? Нет. Пошёл разбираться? Нет. Вот тогда сиди и не рыпайся, неудачник.
Последние слова были сказаны с явной ненавистью, от чего собеседник Сергея опустил голову и отполз в сторону. В этот момент Сергей увидел, как за спиной Вадима кто-то или что-то шевельнулось. Он присмотрелся. В дальнем конце пещеры, если его можно было назвать дальним, он разглядел невысокого и толстого мужчину. Его распущенные волосы, покрывали плечи и часть лица. Он бормотал что-то себе под нос. «Откуда он взялся? Его же не было… Точно не было», – подумал Сергей и с начинающим дрожать голосом, обратился к Вадиму: «Кто это? Кто это там, Вадим»? Тот ничего не ответил товарищу, лишь посмотрев назад, сказал: «Тьябызык, мен божодып алдым. Ол сенин» .
- Что? Вадим, с тобой всё в порядке?
- Для тебя это уже не важно… Ты уже ничто.
- Ты чего Вадим? Это же я Сергей. Ты что, обиделся? Да, забирай ты эту должность. Откажусь, когда вернёмся.
- Ты уже не вернёшься. Ты же хотел выше? Зачем тогда возвращаться? Ты будешь выше всех. Ты будешь на вершине этого мира.
Он смолк. Мужчина за его спиной продолжал что-то наговаривать и Сергей почувствовал толчок в спину, потом ещё один и ещё. Он чувствовал, как земля под его спиной начинает подниматься, превращаясь в холм. Свод пещеры немного поднялся. В следующее мгновенье весь массив камней над его телом раздвинулся до самой вершины, а сама пещера превратилась в своеобразный колодец. Где-то там высоко, окутавшим всё в округе туманом, забелел просвет. Холм земли стал стремительно расти, поднимая Сергея всё выше и выше. В это же мгновенье стены каменного колодца начали сжиматься и разжиматься. Лишь на долю секунды Сергей понял, что с ним поступят, как с едой, отвергнутой желудком. Его выбросят через этот, спазмами сходящийся, каменный пищевод. Так оно и вышло, и следующие несколько секунд Сергей уже ни о чём не мог думать. Каменный проход, в который он попал на поднявшемся холме земли, сомкнулся у самого основания, проталкивая Сергея выше и одновременно разрывая его плоть и дробя кости. Сергей взревел. Каменный проход быстро сжимался, выталкивая Сергея наверх и причиняя ему неимоверные страдания. Когда Сергей достиг конца, и его выбросило на вершину «Замка», всё его тело было разбито. Практически все мышцы и кости были раздавлены. Из многочисленных ран стекала кровь, тонкими ручейками просачиваясь между сомкнувшимися камнями. Но Сергей был ещё жив.
В последние секунды своей жизни он испытывал нечеловеческую боль и муки. Он даже не мог кричать от боли. Ему нечем было кричать. Единственное чего он хотел в этот момент, это поскорее умереть. Перед тем как сделать последний неглубокий вдох, он увидел Андрея, который стоял тут же, рядом с ним, и смотрел на него ошалевшими от удивления глазами. Андрей не смог вымолвить ни слова, когда увидел внезапно появившегося товарища в таком жутком состоянии. В ту же секунду Андрей уловил, что рядом с ними находится ещё кто-то. Он повернул голову налево и увидел невысокого и толстого мужчину. Тот убрал с лица чёрные взлохмаченные волосы, показав своё чёрное, как сырая земля, лицо. Мужчина стал что-то нашёптывать, и Андрей услышал сдавленный хрип, исходивший от Сергея. Он посмотрел на него и увидел, как тело его товарища скрючилось, сжалось, от чего уже невозможно было понять, где руки, а где ноги. В следующее мгновенье сдавленное тело Сергея превратилось в самый обычный камень. Андрей стоял и с ужасом смотрел на этот камень, на ещё один камень на вершине «Замка горных духов». «Он хотел достичь вершины мира. Он её достиг», – услышал Андрей за спиной и резко обернулся назад. На него исподлобья смотрел Вадим.
- Что? – удивился Андрей.
- Ты помнишь меня? – начал вновь тот.
Андрей посмотрел на мужчину с чёрным лицом, ещё раз на Вадима и, не упуская обоих из виду, стал осторожного пятиться, стараясь не оступиться.
- Ты помнишь, как украл у меня то, что было моим!?
- Украл что, Вадим? – спокойно ответил Андрей.
- Мою женщину. Она была моей, а ты украл её. Ты помнишь это?
- Нет, не помню, – спокойно продолжал Андрей. – Но я помню, Вадим, что ты украл её годы. Ты помнишь это? Ты помнишь, как причинил ей боль и сделал её несчастной? Ты помнишь, кто был тому виной?
Собеседник Андрея на мгновенье смолк, но продолжая пристально смотреть на него, неожиданно бросил: «Тьябызык»! Третий присутствующий на «Замке» без каких-либо наговоров, на этот раз, топнул со всей силы, от чего массив камней под Андреем стремительно стал сходить вниз. Он не удержался на ногах, упал на спину, чудом не ударившись головой, и стал съезжать вниз. Камни обрушились до самого низа «Замка», увлекая за собой Андрея. Часть камней налетала на него, сдирая кожу на руках и ногах, часть – причиняла сильные ушибы. Обрушившийся склон «Замка» погрузился в облако пыли. Когда поток камней остановился и пыль осела, Андрей откашлялся, осмотрелся и понял, что он находиться у самого подножья «Замка». Навигатор был утерян во время падения. Он понимал, что это ещё не конец, но надо было бороться до конца. Превозмогая боль во всем теле, он встал и убедился, что ноги и руки были целы. Очень медленно, шаг за шагом он стал удаляться от «Замка». Туман начал рассеиваться и уже через несколько минут было достаточно хорошо видно десятка на два метров вперёд. Андрей обернулся и увидел как по склону «Замка» победоносно спускается тот, кто раньше был Вадимом. Всего несколько метров и он достигнет подножья «Замка». Сам же Андрей не прошёл и десяти.
Преследователь Андрея спустился практически до самого подножья «Замка» и остановился. Он смотрел в спину, медленно удаляющемуся Андрею. Буквально через несколько минут от тумана остались лишь легкие штрихи на полотне природы. Андрей смог преодолеть ещё несколько метров и вновь посмотрел назад. Вадим по-прежнему стоял на подножье «Замка», не спускаясь с него на плато. Лицо его было спокойно. Он посмотрел на небо. Андрей машинально поднял голову и увидел, что от «Замка» в его сторону по небу плывёт облако, по форме и виду очень напоминающее лицо улыбающегося человека. Ещё совсем недавно этот знак принёс большие беды ему и Сергею. Андрей собрал всю свою волю и продолжил удаляться от «Замка». Он даже не задумывался над тем, идёт ли он в направлении привычного спуска с плато или нет. Главным для него было уйти как можно дальше.
Тот, кто смотрел вслед Андрею, знал, что тот идёт в верном направлении, но сейчас, впервые за многие годы своей жизни, он мог себе позволить быть хозяином положения и не спешить. Сила и власть, впервые в жизни были на его стороне. В создавшейся ситуации он мог себе позволить подарить надежду убегающему. Надежду на спасение, которого нет. Ещё никто не убегал из цепкой хватки «Замка» и вскоре к человеческим стонам, доносящимся из его глубин, прибавится ещё один. Тот кто стоял на краю «Замка» посмотрел на Андрея и решил что может дать ему ещё несколько минут форы, а затем… А затем он заставит его почувствовать, что значит быть беззащитным и зависеть от воли других, после чего начнёт свой обратный путь в мир людей, где многие заслуживали его возмездия, и тогда, уже они узнают, каково это быть слабым, не имея возможности противостоять силе других.

«Месть, это обоюдное лезвие меча – когда ты уничтожаешь врага
ты уничтожаешь свою душу»
Конфуций


Тьябызык, мен божодып алдым. Ол сенин-Тьябызык, я закончил. Он твой (алт.).
[Рассказы] Замок горных духов - PMndmZVrsQY.jpg
[Рассказы] Замок горных духов - PMndmZVrsQY.jpg (61.48 КБ) 120 просмотров
[Рассказы] Замок горных духов - PMndmZVrsQY.jpg
[Рассказы] Замок горных духов - PMndmZVrsQY.jpg (61.48 КБ) 120 просмотров

Источник: http://www.proza.ru/2010/11/16/1378


Никогда не знаешь, что придет завтра - следующее утро или следующая жизнь...Изображение